Я. К.: (в роли Морено) По чьей инициативе вы начали заниматься социометрией?

(Обмен ролями.)

Я. К.: Конечно, я начал заниматься социометрией под влиянием своего научного руководителя, прекрасного психолога Лидии Ильиничны Божович. Она посоветовала: «Обрати внимание на этот новый метод исследования межличностных отношений. Я думаю, тебя это должно заинтересовать. У тебя должно получиться. Я знаю».

B. C.: Хорошо. Попрощайтесь с Морено сейчас, в 1966 г.

(Трогательное прощание, теплое рукопожатие.)

Я. К.: (в роли Морено) Желаю вам творческого успеха, коллега, в применении моего социометрического метода. Вы очень смелый человек.

Пауза.

B. C.: Сейчас 2003 г. Яков Львович, я рад снова встретиться с вами. Прошло столько лет. Как ваши дела?

Я. К.: Конечно, дела наладились. Сегодня у нас признаны и социометрия, и психодрама. Это рабочие методы практических психологов и психотерапевтов. У нас в стране появились психологические службы, консультации и психотерапия. Уже никто не думает, что у нас «вместо сердца – пламенный мотор».

B. C.: Яков Львович, ваш вопрос Джейкобу.

Я. К.: Дорогой мэтр, что, с твоей точки зрения, изменилось в Москве с тех далеких времен?

(Обмен ролями.)

Я. К.: (в роли Морено) Я думаю, изменилось очень многое. Изменилось отношение к практической психологии. Но самое важное – изменился сам человек. Это уже не тот зажатый, закомплексованный «хомо советикус». Это все таки свободный человек. Ощущается, что ваши люди глотнули свободы. У них даже выражение лиц стало другим.

B. C.: Я заметил, и у вас изменились мимика и движения, когда вы заговорили об этом сейчас. Как изменился, на ваш взгляд, Яков Коломинский?

Я. К.: (в роли Морено) Да, ведь прошло много лет. Я чувствую себя хуже, чем было, но лучше, чем будет. Изменился и Яков. Вес увеличился, шевелюра поредела. Но все такой же озорной человек.

(Обмен ролями.)

B. C.: Ваш второй вопрос, Яков Львович.

Я. К.: Кого из наших советских, русских психологов знают в Соединенных Штатах?

(Обмен ролями.)

Я. К.: (в роли Морено). Вообще то США – в высшей степени самодостаточная страна. И американцы, образно говоря, никого не хотят знать. У нас самые лучшие автомобили, самые лучшие дороги, самые лучшие психологи. Но все таки несколько психологов вошли в сознание. Это Выготский, это Лурия и это Иван Петрович Павлов как основатель бихевиоризма. Вот эти три фамилии вам всегда выдаст библиографический компьютер.

(Обмен ролями.)

B. C.: Яков Львович, и завершающий вопрос мэтру.

Я. К.: Вы хотели бы приехать в Москву еще раз?

(Обмен ролями.)